Метка: дианализ

Иллюзия контроля

Опыт многолетней практической работы показывает, что клиент, обратившийся к специалисту за помощью, часто убежден, что посредством терапевтической беседы, появится удивительная возможность виртуально, а лучше — реально повлиять на того, кто является объектов заботы, волнения, раздражения (сын, жена, дочь, мать, отец, любимый).

Для специалистов психологов, врачей и психотерапевтов очень важным является разобраться в сути (сущности) заявляемой проблемы. Для таких целей хорошим практическим подспорьем для структуризации работы с клиентом является протокол дианализа. Это, своего рода,- «ориентир — компас» по проблеме клиента, где есть возможность соотнести и проанализировать сторону клиента, и сторону консультанта. В ходе последней «Мастерской дианализа» именно ди-анализ (двойной анализ) помог клиентке по-новому увидеть свою проблему и найти адекватное решение.

Ситуация, которая была представлена, можно определить, как «Иллюзию контроля» (убежденность в том, что можно контролировать своих близких). Следует отметить, что попытка контролировать близких, твердая убежденность в том, что это возможно, более того, что психолог может помочь усовершенствовать систему контроля, почти всегда сопровождает проблемы во взаимоотношениях с родственниками, конфликты в парах.

Данное заблуждение оказывает влияние на восприятие себя и другого, на стратегию и тактику поведения в проблемной ситуации, порой закрывая доступ к нормальному, человеческому диалогу. Для многих обращающихся за помощью к психотерапевту, понимание того, что контроль другого, по сути то — просто иллюзия, иногда приводит к обескураженности, растерянности, недовольству общим ходом консультирования.

Но, если очевидность этой иллюзии все-таки удается показать клиенту, новое виденье ситуации с близким человеком выглядит по иному, открываются новые грани в понимании ситуации, находятся новые определения понятиям, что ведет к решению проблемы, а значит и к улучшению настроения, ощущению полноты жизни.

Дианалитику приходится работать с данным заблуждением, используя особым образом организованное собственное мышление.

В ходе дианализа удалось шаг за шагом приблизиться совместно с клиенткой к идее о том, что контролировать на самом деле можно лишь себя. А что касается близких, то для них можно быть позитивным примером. Можно так организовать и перенастроить собственную жизнь, что необходимость думать о контроле «отпадет» сама по себе и вместо готовности отслеживать каждый шаг сына, испытывая при этом постоянную тревогу и неуверенность, в правильном ли направлении развивается сын, появится желание развиваться самой личностно и профессионально, быть в чем-то украшением в его жизни. Чем не терапевтическая идея?

Первоначальная тревога за судьбу сына, в ходе дианалитической работы трансформировалась в необходимость заниматься собой, находить для самой себя новые смыслы и интересы в жизни.

Когда Господь хочет наказать гордеца

Когда Господь хочет наказать гордеца, он лишает его разума, поскольку разум и есть предмет гордости человека.

Разум — самое главное приобретение человека, это то, что отличает его от животного мира.

Человек гордится собственным разумом и тем, что может сам себя и лишать этого разума.

Лишение разума означает духовную смерть человека. Напиваясь и временно «выключая» собственный разум, человек как бы управляет жизнью и смертью, как бы претендует на божественную компетенцию.

Homo Sapiens, или «человек разумный», лишённый разума, — уже и не совсем «человек», не «sapiens». А кто? «Божевильный». Это по-украински сумасшедший, попавший полностью под власть, гнев и волю Бога. Сошедший с ума. Это по-русски. Взял и «сошёл» с невидимых логических направляющих, словно поезд, который сходит с рельс и останавливает своё движение.

Накажет Господь или не накажет — не нам судить, а вот напиться может каждый без особых хлопот, без особых затрат. Лишить себя разума не за что-нибудь, а просто так, «ради веселья», «просто отрубиться», символически отрубить себе голову. Крепкая выпивка чем-то схожа со смертельным развлечением под названием «русская рулетка». Вставить патрон в шестизарядный револьвер, крутануть барабан, приставить дуло к виску и нажать курок.

Шансов один к шести!

Выпивка (опрокинул в себя бутылку пива) весьма напоминает пулю, которую всаживает в себя гордый человек, управляющий в этот момент жизнью и смертью разума.

«Немедленно выпить» означает, что действие опережает мысль об этом самом действии и его последствиях. Ни о чём люди так много не сожалеют, как о том, что они напиваются: сами это делают, и сами потом об этом сожалеют. Объяснить такое поведение можно только гордыней — духовным самовозвеличением. Попытки объяснить это «болезнью», «патологическим влечением к алкоголю», «волевым дефектом», «алкогольной личностью» не дают такого понимания проблемы, которое бы порождало осмысленное и действительно добровольное изменение привычки потреблять алкоголь с целью уничтожить разум, приносящий беспокойство. А без глубокого осмысления этой привычки никакой уважающий себя мужчина «не бросит» пить и немедленно не изменит свою манеру гасить ум спиртным.

Именно осмыслить свою ситуацию, получше понять себя и помогает интегративный подход к психологическому консультированию.

Суд царя Соломона и дианализ

Известная притча о суде царя Соломона над двумя женщинами известна давным давно.

Царь Соломон прославился своей мудростью и искусством дипломатии. По преданию он попросил у Бога дать ему «мудрое сердце» и тот дал ему это. Сама просьба отражает глубокую диалектичность мышления Соломона. Сущность его мудрости как раз и заключается в божественном соединении несоединимого: чувств и разума. Та же диалектика объединения крайних и абсолютных противоположностей в личности Христа – человеческое и божественное «не слиянно и не раздельно» в нем.

Самую популярную притчу о мудрости Соломона как морального судьи знают очень многие. Это суд над двумя женщинами, которые претендовали на одного ребенка. По одной из версий одна из женщин удавила собственного ребенка и выкрала ребенка у другой женщины. Мать ребенка уличила воровку, но та стала уверять, что она и есть истинная мать. У ребенка оказалось две матери, что было абсурдно. Каждая из них уверяла всех, что она настоящая мать. Как разрешить этот спор? Вести следствие, искать вещественные доказательства, доказывать правду в судебном заседании? Привели двух женщин и ребенка к Соломону. Тот выслушал мнения спорящих и вынес свой вердикт: разрубить ребенка пополам и каждой женщине дать то, на что она претендовала. Соломон знал, на что шел. Воровка согласилась на такую «дележку», поскольку ей было выгодно остаться «матерью», уйти от разоблачения и морального осуждения. Настоящая мать отказалась от такого предложения: «Она настоящая мать, пусть забирает ребенка». Она выдала свои материнские чувства, которые выше чувства собственности – жизнь родного чада дороже всего.

Что на самом деле сделал Соломон? Оригинальную попытку проанализировать эту притчу с точки зрения базовых форм дианалитического консультирования предпринял Владимир Юрьевич Завьялов (автор метода дианализ).

Как «Интервью или терапия очевидностью»

В результате провокации Соломона («разрубить ребенка») истинные намерения двух женщин стали очевидными. Соломон полностью доверял чувствам настоящей матери и знал наверняка, что та никогда не согласится на убийство ребенка ради победы в споре. Это и было «сердечным принятием» личности. На этом, скорее всего, и строился расчет. Суд Соломона можно легко представить как «интервью» с одним вопросом: «Согласились бы вы на то, что этого ребенка разделят ровно пополам и отдадут каждой из вас одну половину?»

Как «Дискуссия или терапия определенностью»

Принятие «тезиса» –  притязаний воровки на то, что она «истинная мать» – без проверки и доказательств.

Принятие «антитезиса» – заявлений другой женщины о том, что ребенок – ее.

В предписании «делить ребенка»  – парадокс: допущение невозможного – две матери у одного дитя.

Для воровки этот парадокс оказался ловушкой, в которую она опрометчиво зашла, согласившись на «соломоново решение».

Предложение «разрубить» ребенка было «иронией», притворной жестокостью, которая обостряла противоречия и вела к раскрытию истины.

Как «Диасинтез или терапия непрерывностью»

Соломон предложил обеим женщинам представить разрубленное дитя, т.е. провел «сеанс имагинации» и «анимировал» образное мышление у обеих женщин.

Настоящая мать, очевидно, представила «реальные» картинки («иллюзии воображения») умертвления собственного ребенка – окровавленный обрубок, т.е. несовместимость такого «справедливого деления» с жизнью.

Воровка, вероятно, представила не представимое – две самостоятельные половинки тела (по Голосовкеру это –  «мнимые иллюзии»), что является абсурдом, поскольку ребенок – живое существо и его нельзя представить разделенным пополам.

Истинная мать та, для которой жизнь собственного ребенка – явление абсолютно непрерываемое!

Как «Реорганизация или терапия упорядочением»

Установление родства – понятий, людей, явлений, вещей – цель реорганизации.

Установление материнства – вот, что произошло в результате «соломонова решения».

Соломон подобрал простой и эффективный способ установления материнства, применив своеобразный «детектор правды» (через 1,5 тысячелетия советский психолог А.Р. Лурия придумает «детектор лжи», основанный на «сопряженной моторике» —  регистрации мышечных движений в ответ на воображаемые образы).

Как «Амплификация или терапия творческим расширением»

Творчество есть синтез сознания и бытия.

«Алхимия смысла» по Соломону: дано Бытие Ребенка, Сознание Матери и Сознание Воровки.

Необходимо соединить «бытие» и «сознание».

Творческое расширение сознания матери, в результате предложенного «решения» было, очевидно, таково: истинная мать вышла за рамки роли матери и представила жизнь своего ребенка после отказа от материнского права, обрекающего ребенка на мучительную смерть.

Ее сознание возвысилось над актуальными мотивами сохранения контакта с любимым дитем. Можно сказать и так, что Соломон возвысил сознание истинной матери до Сверхсознания (сублимация), что позволило ей преодолеть тоску по утрате младенца и порадоваться его будущей жизнью, пусть и не с ней, а другой женщиной-мачехой.

У лже-матери сознание, наоборот, понизилось, регрессировало до «эгоистической точки зрения»: воровка хотела только одного – чтобы ее «не трогали».

Ее сознание, очевидно, сузилось до границ собственной «шкуры», кроме своего благополучия «здесь-и-сейчас» она ничего не хотела, у нее не было в этот момент никакого будущего.

Таким образом, очень короткая интервенция с предложением невыполнимой задачи содержит в себе потенциально все 5 базовых форм консультирования. Дианалитическое интервью, как форма, основанная на «наивно-натуралистическом мышлении», здравомыслии и мудрости, содержит в себе все базовые формы, только в сжатом, потенциальном виде.

Зависимость от компьютера

Во-первых, это «сетевики» (networkers): они оптимистичны, в наибольшей степени …

Любовная аддикция

Любовная аддикция — это аддикция отношений с фиксацией на другом …

Женщины и игровая зависимость

Хотя болезненная страсть к азартным играм чаще наблюдается у мужчин, …